Генно инженерное биологическое лечение ревматоидного артрита

Генно инженерное биологическое лечение ревматоидного артрита

По современным данным ревматоидному артриту (РА) подвержено около 0,7% населения земного шара (около 0,42% в Российской Федерации) [3], при этом максимальное число случаев заболеваний отмечается в возрасте 35-50 лет [7]. Недостаточная эффективность и частое развитие побочных эффектов у препаратов базисной терапии делают необходимым поиск новых способов лечения данной нозологии.

Патогенез РА заключается в развитии аутоиммунного воспаления, приводящего к деструкции суставов, околосуставной ткани, а также к генерализованным системным нарушениям. Особое значение, наряду с активацией CD4+-Т-лимфоцитов, имеет гиперсекреция провоспалительных цитокинов: интерлейкинов (ИЛ-1, ИЛ-8, ИЛ-18) и фактора некроза опухоли -альфа (ФНО-α), на фоне недостаточности противовоспалительных пептидов (ИЛ-4, ИЛ-10, ФНО-β) [6]. ФНО-α активирует B-лимфоциты, продуцирующие в больших количествах ревматоидные факторы (IgM, IgG) к измененному Fc-фрагменту IgG. Данные иммунные комплексы обуславливают развитие висцеральных проявлений РА. Кроме того, ФНО-α способствует активации пролиферативной активности фибробластов, синовиоцитов, эндотелиоцитов в синовиальной ткани, что ведет к образованию паннуса – ткани, инфильтрирующей суставной хрящ, суставную поверхность кости и связочный аппарат сустава [7]. Таким образом, одной из “мишеней” в терапии РА может служить ФНО-α.

Фармакотерапия РА основана на использовании базисных противовоспалительных препаратов, глюкокортикоидов, а также нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) [6].

Терапия НПВП направлена на контроль продуктивной симптоматики – боли, воспаления, отечности – и не может быть использована в виде монотерапии, поскольку не останавливает прогрессирование заболевания. Кроме того, данные препараты обуславливают развитие ряда нежелательных побочных эффектов (поражение слизистой желудочно-кишечного тракта с развитием язвенных очагов, сердечно-сосудистой патологии, аллергических реакций и др.) [6].

Глюкокортикоиды показаны к применению при РА в случае неэффективности или наличии противопоказаний к использованию НПВП и базисных противовоспалительных средств. Наиболее распространенным препаратом этой группы является преднизолон. Для подавления активного воспаления в короткие сроки возможно применение пульс-терапии метилпреднизолоном и дексаметазоном [7]. Однако данный вид лечения ограничен возможностью развития остеопоретических переломов, тяжелых инфекций, гипергликемии и других побочных эффектов [8].

Основная роль в лечении РА отводится базисным противовоспалительным препаратам: цитостатики (метотрексат, циклофосфан, азатиоприн и др.), препараты золота, производные 5-аминосалициловой кислоты, ингибиторы матриксных металлопротеиназ. Их применение позволяет достичь ремиссии на длительный срок. Эффективность данной терапии основана на иммуносупрессии. Ограничения применения этих препаратов обусловлены их высокой токсичностью, широким спектром побочных эффектов (тяжелая иммуносупрессия, панцитопения и др.), которые, в ряде случаев, требуют прекращения лечения [6].

Представленные виды фармакотерапии РА в силу ряда своих отрицательных качеств (развития устойчивости к лечению, отсутствие длительной стойкой ремиссии, высокая токсичность, широкий спектр побочных эффектов и противопоказаний) показывают необходимость внедрения инновационных методов лечения, чем является антицитокиновая терапия, относящаяся к группе генно-инженерных биологических препаратов (ГИБП).

ГИБП влияют непосредственно на ключевые звенья в развитии аутоиммунного воспаления – ФНО-α, ИЛ-1, ИЛ-6, Т- и B-лимфоциты и представлены следующими классами: ингибиторы ФНО и ИЛ, поверхностных антигенов лимфоцитов, рекомбинантные молекулы – рецепторы цитокинов, аналоги молекул-активаторов Т- и В-лимфоцитов. Таким образом, ряд ГИБП являются селективными ингибиторами синтеза провоспалительных цитокинов и активности лимфоцитов [3].

Главным достоинством генно-инженерной биологической терапии является максимальная избирательность воздействия на механизмы иммунной системы без влияния на клетки других органов и систем [11].

Применение препаратов антицитокинового ряда (инфликсимаб, адалимумаб и др.) особенно показано при устойчивости к предшествующей терапии базисными противовоспалительными препаратами. Их использование позволяет снизить активность аутоиммунного воспаления, замедлитель прогрессирование РА [3]. Достоверно установлено дозозависимое торможение костной деструкции у больных РА при назначении ингибиторов ФНО-α [10]. Замедление эрозивного процесса у больных РА при лечении моноклональными ФНО-α обусловлено тем, что блокирование антителами этого цитокина приводит к снижению не только функции, но и пролиферации остеокластов в присутствии рецептора активации лиганда ядерного фактора к В [12].

Ингибиторам ФНО-α свойственно достижение клинического эффекта в течение первых 12-24 недель терапии, а нередко и в первые дни лечения. Эффект сохраняется на протяжении 12 месяцев и более [9]. Наиболее выраженный эффект препаратов группы ГИБП выявляется при их раннем назначении, а также комбинации с компонентами стандартной терапии (в частности, с метотрексатом). Комбинация метотрекстата с инфликсимабом более эффективна, чем монотерапия метотрексатом.

У части больных отмечается первичная неэффективность ингибиторов ФНО-α, что связывают с появлением к ним антител. Избежать этого осложнения можно путем назначения другого ГИБП с иным механизмом действия [1,4].

Назначение антицитокиновых антител должно сочетаться с выявлением скрытых и стертых инфекционных заболеваний, так как в условиях данной терапии возрастает риск обострения латентных вирусных и бактериальных инфекционных заболеваний дыхательных путей (пневмония) и системы мочевыделения. Возможно развитие тяжелой специфической инфекции: туберкулеза легких (необходимо проведение рентгенографии органов грудной клетки и постановка реакции Манту), вирусного гепатита, прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефалопатии, гнойничковых поражений кожи и мягких тканей [2]. Отмечается повышение риска малигнизации в случае применения ГИБП в дозах, превышающих предусмотренные производителем. Кроме того, терапия отдельными антицитокиновыми препаратами, по некоторым данным, сопряжена с возможностью развития лимфомы [5]. К другим нежелательным последствиям антицитокиновой терапии относятся постинфузионные реакции в первые 2 часа: одышка, незначительные гипертензия и гипертермия. В связи с возможными осложенениями, предварительно показано внутривенное введение 100 мг метилпреднизолона. При подкожном введении может развиваться зуд, отек, гиперемия на месте инъекции [5]. Возможно развитие анафилактоидных реакций [10].

Ограниченное применение ГИБП в ревматологии, как и других областях медицины, связано с высокой стоимостью курсового лечения [3,9]. Однако применение генно-инженерных биологических препаратов, несмотря на ряд нежелательных эффектов, является перспективным направлением в терапии ревматоидного артрита в комбинации со стандартным лечением или в виде монотерапии.

Источник: eduherald.ru

Артрит отступает под натиском генной инженерии

Как минимум один человек из ста рано или поздно сталкивается с таким тяжелым заболеванием, как ревматоидный артрит. Традиционно считалось, что чаще всего это происходит с людьми пожилого возраста – однако на протяжении последних нескольких лет частота заболевания резко возраста, и сегодня его жертвами становятся молодые люди старше 30 лет и даже дети…

Основные проявления ревматоидного артрита – воспаление многих суставов, хроническая боль и скованностью в них. Без активного лечения заболевание за 3-5 лет приводит к стойкой деформации кистей, стоп, коленных и других суставов, развитию инвалидности. Кроме того, ревматоидный артрит может сопровождаться системными проявлениями, то есть воспалительными поражениями кожи, сердца, почек и других внутренних органов, а также приводит к быстрому развитию атеросклероза и его осложнений – инфаркта миокарда, инсульта.
Среди больных ревматоидным артритом женщин примерно в 5 раз больше, чем мужчин. В целом же, по данным Минздравсоцразвития, этим заболеванием в той или иной степени страдают около 2% населения России (около 1450 тысяч человек).

Читайте также:  Морская соль при ревматоидном артрите

Хотя причины ревматоидного артрита до конца не изучены, известно, что факторами, способствующими его развитию, могут выступать ОРЗ, грипп, ангина или обострение хронических инфекционных заболеваний; сильный эмоциональный стресс, а также переохлаждение.
Обычно заболевание поражает суставы пальцев рук, запястья, стопы и голеностопные суставы; в некоторых случаях позднее болезнь распространяется также и на тазобедренные, плечевые и коленные суставы; обычно суставы поражаются симметрично, причем проявления заболевания могут иметь самую разную интенсивность.

Начало болезни постепенное, течение волнообразное, но неуклонно прогрессирующее: вовлекаются все новые суставы с последующей их грубой деформацией – “ревматоидная кисть”, “ревматоидная стопа”. Боль в пораженных суставах особо усиливается во второй половине ночи, утром и в первой половине дня. Для ревматоидного артрита могут быть также характерны симптом “утренней скованности” (чувство “затекшего тела и суставов”), чувство слабости, ухудшение сна и аппетита, умеренное повышение температуры, ознобы, снижение веса.

Диагностика болезни производится на основании анализа крови, в сыворотке которой у многих больных обнаруживается наличие ревматоидного фактора и повышение уровня СОЭ, фибриногена, и С-реактивного белка. С помощью рентгенологического исследования суставов можно выявить характерные изменения (ревматоидные эрозии) суставных поверхностей и остеопороз.

К сожалению, специфических способов профилактики артрита пока не существует. Можно лишь предположить, что определенные факторы риска способны повысить вероятность развития этого заболевания у того или иного человека. Они совпадают с основными факторами риска развития сердечно-сосудистых заболеваний: злоупотребление алкоголем, курение, сильные стрессы и физические перегрузки, инфекции – даже чрезмерное пребывание на солнце. Ну и, разумеется, наследственность: наличие у одного из родителей или близких родственников ревматоидного артрита в разы повышает вероятность его возникновения у конкретного человека. Поэтому самая действенная мера профилактики – ведение здорового образа жизни. На первых этапах заболевания очень важно прекратить курение, так как оно способствует прогрессированию болезни. Необходимо максимально снять нагрузку с пораженных суставов: снизить вес, надевать удобную обувь на низком каблуке, использовать при ходьбе трость и т.д.

Лечение ревматоидного артрита – очень трудная задача. В стандартной схеме лечения обычно используются химиотерапевтические препараты (такие, как метотрексат), однако эффективно они действуют примерно в 50-60% случаев. При этом успешность лечения в данном случае отнюдь не означает избавления от недуга: речь идет лишь об ослаблении его симптомов и спасении человека от инвалидности.

И все же поиск новых способов лечения этого заболевания идет – причем вовсе не безуспешно. Новые возможности открылись перед учеными благодаря использованию генной инженерии, позволяющей создавать препараты, принципиально отличающиеся от все ранее известных лекарственных средств.
Одним их таких препаратов стала Актемра, разработанная в лаборатории компании “Хоффман ля Рош”.

Более подробно об этом препарате мы попросили рассказать руководителя Отдела ранних артритов, заведующего лабораторией прогнозирования исходов и течения ревматических заболеваний НИИ ревматологии РАМН, доктор медицинских наук Дмитрий Евгеньевич КАРАТЕЕВ.

– Актемра (международное название – Тоцилизумаб) является уникальным противовоспалительным препаратом. Актемра относится к бурно развивающемуся за последнее десятилетие новому классу генно-инженерных биологических препаратов.
Эти лекарства представляют собой искусственные белковые молекулы и отличаются особенной избирательностью своего действия. Каждый генно-инженерный биологический препарат направлен на конкретную молекулу-мишень, поэтому лечебный эффект выше, чем у обычных химических препаратов, а ряд побочных эффектов развивается значительно реже.

Актемра, по сути, является искусственным антителом – белком, который блокирует молекулу интерлейкина-6. Интерлейкин-6 – важнейшее регуляторное вещество, по своему действию может считаться гормоном иммунной системы. Повышение его уровня происходит при ревматоидном артрите и ряде других иммуно-воспалительных заболеваний. Интерлейкин-6 отвечает как за развитие воспаления в суставах, так и за общие проявления воспалительного процесса – лихорадку, слабость, отсутствие аппетита, анемию и другие изменения лабораторных анализов. Поэтому лечение Актемрой эффективно как при суставных, так и при системных формах заболевания.

Большие международные исследования, в которых участвовали также и российские ученые из НИИ ревматологии РАМН, показали, что Актемра высокоэффективна у большинства пациентов, которые не отвечали на лечение стандартными препаратами. У больных быстро уменьшалась боль и припухлость в суставах, нормализовались лабораторные показатели, повышался уровень гемоглобина. Специальное исследование доказало, что Актемра значительно эффективнее основного химиотерапевтического средства – метотрексата. При этом пациенты, получавшие Актемру, в несколько раз чаще достигали состояния клинической ремиссии (то есть полного отсутствия признаков активного заболевания). Было также продемонстрировано, что клиническая ремиссия наиболее часто достигается у больных с ранней стадией болезни (длительность ревматоидного артрита не более 1-2 лет). Актемра также помогает при ревматоидном артрите, устойчивом к другим генно-инженерным биологическим препаратам…
Безусловно, препарат может назначить только врач-ревматолог, он же обязан и контролировать весь процесс лечения.

Американские врачи пришли к заключению, что витамин D служит хорошим средством профилактики таких опасных болезней, как ревматоидный артрит и рассеянный склероз. Ежедневное употребление как минимум 400 международных единиц этого витамина на 30 процентов снижает шансы заболевания ревматоидным артритом и на 40 процентов – вероятность возникновения рассеянного склероза.
Эти выводы содержатся в двух статьях, опубликованных в последних номерах журналов “Neurology” и “Arthritis and Rheumatism”.

Читайте также:  Лечение ревматоидного артрита бициллином 5

Источник: www.zdorovieinfo.ru

Лекарства генной инженерии при ревматоидном артрите

Ревматологические патологии — бич современности. Препараты генной инженерии при ревматоидном артрите — признанный врачами золотой стандарт лечения. Терапия ими еще не столь распространена по причине высокой стоимости этой группы медикаментов. Но новые разработки, оптимизация производства позволяют поставить их изготовление на конвейер и сделайть ценовую политику более доступной.

Что они собой представляют?

ГИБП (или GIBP, от англ. «genetically» — «генетически», «engineered» — «инженерные», «biological» — «биологические» и «preparations» — «препараты») включают моноклональные антитела мышиного, химического, гуманизированного и человеческого происхождения. Они представляют собой иммуноглобулины — молекулы иммунитета, которые синтезируются искусственным путем в лаборатории. Свойство их реагировать на чужеродные агенты (вирусы, бактерии и токсины) и обезвреживать их используется в борьбе с ревматоидным артритом, для которого характерна аутоиммунная природа поражения. Механизм создания генно-инженерных препаратов сложен и включает несколько этапов:

  • иммунизация лабораторных животных;
  • стимуляция у них продукции иммунных факторов, противостоящих конкретным чужеродным антигенам;
  • выделение клонов клеток, которые будут способны самостоятельно синтезировать эти вещества при введении их в организм человека.

Для изготовления моноклональных антител с помощью генной инженерии с целью терапии ревматоидного артрита используются бактериофаги — специфические вирусы, способные уничтожать бактерий и переносить генный материал.

Преимущества лечения генно-инженерными медикаментами

Моноклональные антитела, изготовленные посредством манипуляций с генами, способны избавить человека не только от ревматоидного артрита — болезни, крайне сложно поддающейся лечению по причине иммунной природы возникновения. Эти препараты помогают исцелиться от гематологических, онкологических, неврологических (рассеянный склероз), пульмонологических и дерматологических (псориаз) патологий, притормозить вторжение трансплантированных органов. При ревматоидном артрите ГИБП ингибируют презентацию патогенных антигенов и замедляют активацию медиаторов межклеточной передачи информации (цитокинов), что не дает заболеванию развиться. Моноклональные антитела показали более быстрое и эффективное действие на патологическую причину возникновения болезни, доказали способность облегчать течение и улучшать прогноз.

Виды препаратов генной инженерии при ревматоидном артрите

  • Производные мышиных антител (эти средства уже устарели и практически не используются в современной медицинской практике) — «Инфликсимаб».
  • Химерические (на 25% происходящие от мышей) — «Ремикейд».
  • Гуманизированные с активным веществом в виде гибридного мышино-человеческого моноклонального антитела с высокой аффинностью — «Remicade».
  • Человеческие (крупнейший сегмент рынка медикаментов из моноклональных антител) — 100% производятся из клонов иммунных клеток людей: «Алемтузумаб», «Бевацизумаб», «Блинатумомаб», «Даратумумаб», «Ипилимумаб», «Натализумаб», «Ниволумаб», «Обинутузумаб», «Окрелизумаб», «Офатумумаб», «Панитумумаб», «Пембролизумаб», «Пертузумаб», «Рамуцирумаб», «Ритуксимаб», «Секукинумаб», «Трастузумаб», «Цертолизумаб», «Цетуксимаб», «Элотузумаб».
Препараты, относящиеся к производным иммунных клеток

Клетки-предшественники Торговые названия
Т-лимфоциты «Натализумаб»
«Даклизумаб»
«Алемтузумаб»
«Устаклинумаб»
B-лимфоциты «Ритуксимаб»
«Окрелизумаб»
«Офатумумаб»
«Атакцепт»

Вернуться к оглавлению

Применение генно-инженерных лекарств

Препараты моноклональных антител вводятся инфузионно. Лечение ими довольно длительное. Внутривенные капельные инфузии выполняют под контролем реакции на них организма. Прежде чем начать курс уколов, проводят индивидуальный подбор препарата, основываясь на данных, полученных по результатам анализа синовиальной (суставной) жидкости пациента. Моноклональные антитела образуют в полости воспаленного сустава иммунные комплексы с антигенами-возбудителями, обезвреживая патогены. Генно-инженерная продукция проявилась с лучшей стороны среди прочих средств (нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП), глюкокортикоидов (ГКК), фито- и физиотерапии), используемых в лечении ревматоидного артрита.

Источник: osteokeen.ru

VII Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум – 2015

ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ГЕННО-ИНЖЕНЕРНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ В ЛЕЧЕНИИ РЕВМАТОИДНОГО АРТРИТА.

По современным данным ревматоидному артриту (РА) подвержено около 0,7% населения земного шара (около 0,42% в Российской Федерации) [3], при этом максимальное число случаев заболеваний отмечается в возрасте 35-50 лет [7]. Недостаточная эффективность и частое развитие побочных эффектов у препаратов базисной терапии делают необходимым поиск новых способов лечения данной нозологии.

Патогенез РА заключается в развитии аутоиммунного воспаления, приводящего к деструкции суставов, околосуставной ткани, а также к генерализованным системным нарушениям. Особое значение, наряду с активацией CD4+-Т-лимфоцитов, имеет гиперсекреция провоспалительных цитокинов: интерлейкинов (ИЛ-1, ИЛ-8, ИЛ-18) и фактора некроза опухоли -альфа (ФНО-α), на фоне недостаточности противовоспалительных пептидов (ИЛ-4, ИЛ-10, ФНО-β) [6]. ФНО-α активирует B-лимфоциты, продуцирующие в больших количествах ревматоидные факторы (IgM, IgG) к измененному Fc-фрагменту IgG. Данные иммунные комплексы обуславливают развитие висцеральных проявлений РА. Кроме того, ФНО-α способствует активации пролиферативной активности фибробластов, синовиоцитов, эндотелиоцитов в синовиальной ткани, что ведет к образованию паннуса – ткани, инфильтрирующей суставной хрящ, суставную поверхность кости и связочный аппарат сустава [7]. Таким образом, одной из “мишеней” в терапии РА может служить ФНО-α.

Фармакотерапия РА основана на использовании базисных противовоспалительных препаратов, глюкокортикоидов, а также нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) [6].

Терапия НПВП направлена на контроль продуктивной симптоматики – боли, воспаления, отечности – и не может быть использована в виде монотерапии, поскольку не останавливает прогрессирование заболевания. Кроме того, данные препараты обуславливают развитие ряда нежелательных побочных эффектов (поражение слизистой желудочно-кишечного тракта с развитием язвенных очагов, сердечно-сосудистой патологии, аллергических реакций и др.) [6].

Глюкокортикоиды показаны к применению при РА в случае неэффективности или наличии противопоказаний к использованию НПВП и базисных противовоспалительных средств. Наиболее распространенным препаратом этой группы является преднизолон. Для подавления активного воспаления в короткие сроки возможно применение пульс-терапии метилпреднизолоном и дексаметазоном [7]. Однако данный вид лечения ограничен возможностью развития остеопоретических переломов, тяжелых инфекций, гипергликемии и других побочных эффектов [8].

Основная роль в лечении РА отводится базисным противовоспалительным препаратам: цитостатики (метотрексат, циклофосфан, азатиоприн и др.), препараты золота, производные 5-аминосалициловой кислоты, ингибиторы матриксных металлопротеиназ. Их применение позволяет достичь ремиссии на длительный срок. Эффективность данной терапии основана на иммуносупрессии. Ограничения применения этих препаратов обусловлены их высокой токсичностью, широким спектром побочных эффектов (тяжелая иммуносупрессия, панцитопения и др.), которые, в ряде случаев, требуют прекращения лечения [6].

Читайте также:  Биологические препараты при ревматоидном артрите

Представленные виды фармакотерапии РА в силу ряда своих отрицательных качеств (развития устойчивости к лечению, отсутствие длительной стойкой ремиссии, высокая токсичность, широкий спектр побочных эффектов и противопоказаний) показывают необходимость внедрения инновационных методов лечения, чем является антицитокиновая терапия, относящаяся к группе генно-инженерных биологических препаратов (ГИБП).

ГИБП влияют непосредственно на ключевые звенья в развитии аутоиммунного воспаления – ФНО-α, ИЛ-1, ИЛ-6, Т- и B-лимфоциты и представлены следующими классами: ингибиторы ФНО и ИЛ, поверхностных антигенов лимфоцитов, рекомбинантные молекулы – рецепторы цитокинов, аналоги молекул-активаторов Т- и В- лимфоцитов. Таким образом, ряд ГИБП являются селективными ингибиторами синтеза провоспалительных цитокинов и активности лимфоцитов [3].

Главным достоинством генно-инженерной биологической терапии является максимальная избирательность воздействия на механизмы иммунной системы без влияния на клетки других органов и систем [11].

Применение препаратов антицитокинового ряда (инфликсимаб, адалимумаб и др.) особенно показано при устойчивости к предшествующей терапии базисными противовоспалительными препаратами. Их использование позволяет снизить активность аутоиммунного воспаления, замедлитель прогрессирование РА [3]. Достоверно установлено дозозависимое торможение костной деструкции у больных РА при назначении ингибиторов ФНО-α [10]. Замедление эрозивного процесса у больных РА при лечении моноклональными ФНО-α обусловлено тем, что блокирование антителами этого цитокина приводит к снижению не только функции, но и пролиферации остеокластов в присутствии рецептора активации лиганда ядерного фактора к В [12].

Ингибиторам ФНО-α свойственно достижение клинического эффекта в течение первых 12-24 недель терапии, а нередко и в первые дни лечения. Эффект сохраняется на протяжении 12 месяцев и более [9]. Наиболее выраженный эффект препаратов группы ГИБП выявляется при их раннем назначении, а также комбинации с компонентами стандартной терапии (в частности, с метотрексатом). Комбинация метотрекстата с инфликсимабом более эффективна, чем монотерапия метотрексатом.

У части больных отмечается первичная неэффективность ингибиторов ФНО-α, что связывают с появлением к ним антител. Избежать этого осложнения можно путем назначения другого ГИБП с иным механизмом действия [1,4].

Назначение антицитокиновых антител должно сочетаться с выявлением скрытых и стертых инфекционных заболеваний, так как в условиях данной терапии возрастает риск обострения латентных вирусных и бактериальных инфекционных заболеваний дыхательных путей (пневмония) и системы мочевыделения. Возможно развитие тяжелой специфической инфекции: туберкулеза легких (необходимо проведение рентгенографии органов грудной клетки и постановка реакции Манту), вирусного гепатита, прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефалопатии, гнойничковых поражений кожи и мягких тканей [2]. Отмечается повышение риска малигнизации в случае применения ГИБП в дозах, превышающих предусмотренные производителем. Кроме того, терапия отдельными антицитокиновыми препаратами, по некоторым данным, сопряжена с возможностью развития лимфомы [5]. К другим нежелательным последствиям антицитокиновой терапии относятся постинфузионные реакции в первые 2 часа: одышка, незначительные гипертензия и гипертермия. В связи с возможными осложенениями, предварительно показано внутривенное введение 100 мг метилпреднизолона. При подкожном введении может развиваться зуд, отек, гиперемия на месте инъекции [5]. Возможно развитие анафилактоидных реакций [10].

Ограниченное применение ГИБП в ревматологии, как и других областях медицины, связано с высокой стоимостью курсового лечения [3,9]. Однако применение генно-инженерных биологических препаратов, несмотря на ряд нежелательных эффектов, является перспективным направлением в терапии ревматоидного артрита в комбинации со стандартным лечением или в виде монотерапии.

Лучихина Е.Л., Каратеев Д.Е. Актуальные вопросы применения ингибиторов фактора некроза опухоли при ревматоидном артрите/ Е.Л. Лучихина, Д.Е. Каратеев // Современная ревматология. – 2008. – №4 – C.46-51.

Белов Б.С. Терапия генно-инжереными препаратами и инфекции у больных ревматоидным артритом: актуальность и перспективы/ Б.С. Белов // Научно-практическая ревматология. – 2014. – №3(52) – C.322-330.

Марусенко И.М. Терапия ревматоидного артрита с применением генно-инженерных биологических препаратов в Республике Карелия/ И.М. Марусенко // Современная ревматология. – 2013. – №4 – C.97-100.

Чичасова Н.В. Инфликсимаб (Ремикейд): возможности в лечении ревматоидного артрита [Текст] / Н.В. Чичасова // Современная ревматология. – 2011. – №1 – С.67-75.

Чичасова Н.В., Насонов Е.Л. Безопастность применения генно-инженерных биологических препаратов при ревматоидном артрите/ Н.В. Чичасова, Е.Л. Насонов // Современная ревматология. – 2010. – №1 – С.46-58.

Внутренние болезни в 2-х томах: учебник / Под ред. Н.А. Мухина, В.С. Моисеева, А.И. Мартынова – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 1264 c.

Внутренние болезни: учебник / Р. И. Стрюк, И. В. Маев. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. – 496 с.

Насонов E.Л., Чичасова Н.В., Супоницкая Е.В. Глюкокортикоиды при ревматоидном артрите: за и против/ E.Л. Насонов, Н.В. Чичасова, Е.В. Супоницкая // Русский медицинский журнал. – 2004.- №6 – C.408-415.

Лучихина Е.Л. Прогнозирование и длительное поддержание низкой активности заболевания на фоне терапии генно-инженерными биологическими препаратами при ревматоидном артрите/ Е.Л. Лучихина // Современная ревматология. – 2014. – №2 – С.55-59

Лукина Г.В., Сигидин Я.А., Позднякова Е.С. и др. Инфликсимаб в российской клинической практике/ Г.В. Лукина, Я.А. Сигидин, Е.С. Позднякова и др. // Современная ревматология. – 2012. – №3 – С.37-43.

Алексеева Е.И., Алексеева А.М., Базарова Т.М. и др. Эффективность лечения инфликсимабом резистентных форм ювенильного ревматоидного артрита/ Е.И. Алексеева, А.М. Алексеева, Т.М. Базарова и др. // Вопросы современной педиатрии. – 2006.- №2(т5) – С.20-30.

O’Gradaigh D., Ireland D., Bord S. et al. Joint erosion in RA: interaction beetween tumor necrosis factor alfa, interleukin 1 and receptor activator of nuclear factor kB ligand (RANKL) regulate osteoclasts/ O’Gradaigh D., Ireland D., Bord S. et al. // Annals of the Rheumatic Diseases. – 2004. – № 63:354—9.

Источник: scienceforum.ru